КОНЦЕПЦИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЕКТА «ЗУБРЕЖКЕ – НЕТ!»

Видение проблемы

Развитие отечественного образования является отражением развития СССР и России. Проведение индустриализации, участие в мировой войне, послевоенное восстановление, напрямую зависели от состояния науки и образования. В результате в 30-е – 60-е годы наука и образование были тесно связаны с производством, а также с мировой наукой. Эта связь зачастую носила специфичный характер. Зарубежные технологии покупали, получали бесплатно от союзников, захватывали как трофей, а также воровали. Свобода и даже жизнь советских ученых нередко зависела от успешности реализации их проектов. Однако факт в том, что активная военная, экономическая и идеологическая конкуренция страны с ведущими мировыми державами сформировали запрос на качественную подготовку специалистов и тем самым обеспечили жёсткую связь межу отечественным и мировым образованием и наукой, а также между образованием и практикой.
Кроме того, в советское время оформились и четкие стереотипы социальной успешности. Так успешным считался советский человек, который помимо наличия в собственности триады квартира-машина-дача еще и обеспечил детям высшее образование. Диплом о высшем образовании стал одним из мерил успеха.
В позднесоветский период большинство отраслей проиграли конкурентную борьбу на мировом рынке. Место страны в мировом разделении труда постепенно сводилось и импорту сырья и материалов, а также к поставке продукции военно-промышленного комплекса и связанных с ним отраслей (например, ядерная энергетика и космос). Экономика утрачивала инновационный характер. Одновременно слабела и связь образования и науки с производством, а также усиливался их отрыв от мировых центров знаний. Уже тогда советский выпускник на производстве нередко слышал: «Забудь все, чему тебя учили в ВУЗе и учись заново». Реально востребованные компетенции кустарно формировались коллегами по работе или самообразованием. В условиях неинновационной экономики образование становилось ценной анкетной записью, а не отражением приобретенных знаний, навыков и умений.
В постсоветское время ситуация приобрела гротескные черты. С одной стороны, документы об образовании стали более доступны благодаря коммерциализации учебного процесса. С другой стороны, еще более усилился отрыв образовательных учреждений от практики. Условия рентной и предельно неинновационной экономики окончательно трансформировали общественный запрос на знания в запрос на стабильное предоставление документов об образовании. В свою очередь, образовательная деятельность в значительной мере стала бизнесом по удовлетворению спроса на диплом.
В российской образовательной системе учат не те, не тому и не так. Профессорской-преподавательский состав зачастую не владеет современными знаниями и технологиями их доведения до слушателей. Образовательные программы оторваны как от практики, так и от мировых тенденций развития науки и бизнеса. Методики преподавания и материальная база безнадежно устарели.
Естественно, до настоящего времени существуют отдельные факультеты некоторых ВУЗов, которые соответствуют мировым образовательным тенденциям. Они являются тем самым исключением, которое только подтверждает правило. Системное улучшение качества отечественного образования в краткосрочной и среднесрочной перспективе исключено:

экономически, т.к. бюрократический капитализм, основанный на рентной экономике, не создает условий становления инновационной экономики, которая могла бы сформировать запрос на качественно новую систему подготовки кадров;
политически, поскольку потребует признания фактического состояния дел в образовании и, как следствие, отказа от услуг тысяч менеджеров и преподавателей учебных заведений, что пойдет вразрез избранной внутриполитической и внешнеполитической стратегии;
организационно, из-за неизбежного снижения доходности образовательных проектов, бенефициарами которых являются околовластные лица и структуры.

Ситуация на рынке образовательных услуг

​Российский рынок образовательных услуг настроен на защиту неконкурентных образовательных учреждений с использованием тех же схем, которые применяются для защиты неконкурентных отраслей отечественной экономики.
Во-первых, элиты освобождаются от издержек некачественного продукта. Самый простой путь – получение образовательных услуг за пределами страны, либо обучение в немногих конкурентоспособных национальных учебных заведениях. Кроме того, характер отечественной экономики и сложившиеся традиции позволяют гарантированно трудоустроить наследников, независимо от качества их образования, на престижные должности в государственных и коммерческих структурах.
Во-вторых, дезинформация об истинном состоянии и тенденциях отечественного образования является составной частью государственной пропаганды. Это позволяет интерпретировать низкие рейтинги российских ВУЗов как недобросовестную конкуренцию и даже форму геополитического соперничества.
В-третьих, государство на протяжении ряда лет последовательно усиливает регламентацию образовательного процесса, создавая непреодолимые препятствия для входа или развития эффективных игроков.  Все глубже регламентируется количество часов обучения, метры площади на одного обучаемого и т.п.
В-четвертых, создается искусственных спрос на образовательные услуги. Введены законодательные нормы о постоянном повышении квалификации госслужащих. Под надуманными предлогами для большинства профессий разрабатываются громоздкие регламенты, вынуждающие сотни тысяч работников получать заведомо ненужные свидетельства об обучении.
В-пятых, задор бюрократической регламентации категорически не распространяется на оценку качества образовательных программ и их соответствие требованиям практики. Дошло до абсурда, когда единый госэкзамен для школьников введен при отсутствии единства программ обучения.
В результате основные рыночные ниши прочно заняты окологосударственными образовательными структурами, которые могут учить чему угодно, перекладывая ответственность за результат на обучаемого. Как следствие, бюрократизация учебного процесса углубляется, а его качество падает. Барьеры для входа на рынок чрезвычайно высоки, а регламентация рынка непрозрачна.
НО.
В настоящее время в России сложилась уникальная ситуация, которая позволяет продвигать качественно новые образовательные проекты. Возникли такие сегменты платежеспособного спроса, которые еще в прошлом году практически отсутствовали:

множество компаний для выживания вынуждены искать принципиально новые рыночные ниши, либо радикально улучшать свое предложение в традиционных нишах. В обоих случаях они заинтересованы в быстрой, дешевой и качественной подготовке персонала, что расширяет спрос на эти услуги;
массовые увольнения высвободили и будут высвобождать значительное количество работников, которые с одной стороны имеют накопления, с другой – заинтересованы в ускоренном овладении компетенциями для получения новой работы;
ограничения на выезд госслужащих за рубеж, а также антикоррупционные компании сформировали спрос со стороны наиболее платежеспособной прослойки населения на качественное образование в пределах национальной юрисдикции;
вступление в силу ряда законодательных норм, например в сфере госзаказа, требует получения документов о переподготовке сотнями тысяч сотрудников, которые заинтересованы в быстром обучении;
развитие кризиса влечет за собой резкий рост заинтересованности в качественном образовании, которое будет гарантированно востребовано как в глобальной экономике, так и в посткризисной России.

Удовлетворение этого платежеспособного спроса, с учетом обозначенных выше ограничений, возможно двумя путями. Первый путь – обеспечить в России широкую доступность лучшего мирового образования. Второй путь – использовать потенциал кустарно разработанных методик подготовки на рабочем месте, благодаря которым деградация образовательной системы до сих пор не уничтожила экономическую активность в стране.

Проект развития зарубежного образования

Внедрение образовательных программ зарубежных ВУЗов дает ответы на базовые вопросы организации образовательного процесса, а именно, кому учить, чему учить и как учить. В этом случае учат иностранные профессора, по иностранным программам с использованием иностранных методик. Ввиду описанных выше ограничений, на данной стадии перспективно в первую очередь дистанционное образование.
Проводимые российскими ВУЗами дистанционные программы необоснованно дороги, крайне малочисленны и низкокачественны. Привлечение иностранных партнеров для реализации программ носит фрагментарный характер и также необоснованно дорого. Иными словами, конкуренции в обозримой перспективе не предвидится.
Большой плюс для старта проекта является бесплатность или дешевизна дистанционных образовательных программ. По проведенному анализу самой перспективной из них является MOOC - Massive Open Online Courses. Эта программа предоставляет бесплатные курсы от ведущих университетов мира всем желающим. Бизнес составляющая состоит в организации взаимодействия с университетами в части проведения тестирования и получения официального сертификата.
На пути реализации этого проекта в России как минимум три препятствия.
Во-первых, необходимость в большинстве курсов владения пользователем иностранным, как правило, английским языком. Для решения этой проблемы потребуется развитие и адаптация к России международных сервисов обучения английскому языку Tutor Group, Rosetta Stone или аналогов. Эти платформы могут значительно удовлетворить российский спрос. Кроме того, есть приличные шансы для доработки и развития отечественных платформ интенсивного обучения иностранному языку.
Во-вторых, проблема социализации студентов и организации обучения с учетом инфантильности большинства российских учеников. Для решения этой проблемы потребуется поиск путей систематического сбора обучаемых для контакта друг с другом, а также для индивидуального контроля усвоения материала. Это можно сделать как на площадке отдельных отечественных ВУЗов, так и на других площадках. 
В-третьих, преодоление административных препятствий, основные из которых состоят в признании диплома в России, а также в предоставлении обучаемым отсрочки от службы в армии. На начальной стадии проблема может решаться через партнерство с существующими ВУЗами, в перспективе – через корректировку существующих правовых актов.
Таким образом, в преодолении двух из трех препятствий для реализации проекта потребуется взаимодействие с российскими ВУЗами. Одним из способов заинтересовать их во взаимодействии является помощь в создании собственных программ дистанционного образования. Для этого потребуется развить в России сервисы компании 2U или аналоги. Эта компания специализируется на помощи в разработке интегрированных онлайн продуктов разным университетам и школам. Данная программа может реализовываться под флагом социального проекта.
Для исключения доминирования одного ВУЗа на рынке потребуется развитие сервиса Knewton. Его технология, позволяет консолидировать и анализировать огромные массивы данных, психометрику, поведение ученика в виртуальном пространстве и на основании этого - разрабатывать на основании «общего» материала персонализированные курсы под каждого ученика в динамике.

Проект массовой подготовки на рабочем месте

Кустарные методики подготовки на производстве десятилетия компенсировали слабость отечественной образовательной системы. Переход от кустарных образовательных технологий к профессиональным потребует дать совершенно новые для производственной подготовки ответы на вопросы кому учить, чему учить и как учить. 

Российские ВУЗы не способны быстро реагировать на новый спрос по подготовке специалистов и, тем более, реализовывать интенсивные образовательные проекты. Почти для всех ВУЗов также неподъемны задачи, которые находится на стыке образовательных программ и консалтинга что является краеугольным камнем профессионализации технологий подготовки на рабочем месте. Таким образом конкурентов у проекта практически нет.
Сложнее всего ответить на вопрос ЧЕМУ УЧИТЬ. Для этого надо детально описать трудовой процесс и его результат, что могут сделать только лучшие профессионалы соответствующей сферы деятельности. Все задачи требуется разбить на максимально простые и интуитивно понятные этапы. Как правило, на этой стадии происходит оптимизация многих рабочих процессов и их радикальное упрощение.
Затем следует стадия определения КАК УЧИТЬ. Итогом данной стадии должно стать формирование технического задания образовательной программы. Оно включает в себя, во-первых, объем теоретических знаний, минимально необходимых для каждого этапа, во-вторых, описание практических действий обучаемого, в-третьих, механизмы контроля овладения теорией и практикой.
Все программы совершенно разные, также как и совершенно разные сферы человеческой активности. Но общее у них в следующем:

программа с первых минут обучения должна поместить пользователя в те условия, в которых ему предстоит работать. Например, в офисной работе это стол, компьютер, телефон и т.п.;
пользователь должен много ошибаться и не бояться ошибки. Именно поэтому во всех случаях, когда профессия позволяет смоделировать всю работу в виде компьютерной игры – надо делать компьютерную игру. Если все обучение виртуально провести нельзя – игра воспроизводится в реальном пространстве. Обучаемый должен ошибаться и ошибка должна быть поправимой.

Нетривиален и ответ на вопрос КОМУ УЧИТЬ. Главная задача составления профессиональной программы обучения на рабочем месте – сделать ее максимально простой и минимально зависимой от инструктора. В противном случае невозможно унифицировать результат обучения и минимизировать его стоимость.
Идеальная образовательная программа похожа на смартфон: никто никогда не читает инструкцию по его эксплуатации, но все методом проб и ошибок, легко овладевают его функциями. И все это практически без помощи других людей. Идеал недостижим в большинстве профессий и инструктор будет необходим, но стремиться к идеалу необходимо.
Важнейшее звено обучения – экзамен. Во всех случаях экзамен – это практическое выполнение работы, которой ранее учили. На экзамене можно пользоваться всем, чем можно пользоваться в практической работе. Проверяется не память, а готовность выполнить соответствующие обязанности.
Оптимальный проект по скоростной подготовке был реализован в 2014-2015 гг. под эгидой Деловой России. Обучению подлежали специалисты по закупкам товаров, работ и услуг для государственных нужд. Проект характеризуется следующими цифрами:

объем закона о госзакупках с подзаконными актами превышает 800 страниц;
команда проекта – 12 человек (практики, юристы, педагоги, программисты);
программа скоростной подготовки представляет компьютерную игру и полностью человеконезависима;
длительность подготовки программы составила почти 1 год;
длительность подготовки специалиста по этой программе с нуля и до диплома составляет 1 учебный день.

Реализация подобных проектов способна обеспечить быстрое удовлетворение потребности в подготовленных специалистах.
Последовательность реализации проекта
Результатом реализации проекта в конечном счете должно стать обеспечение взаимосвязи отечественного образования с отечественной и моровой хозяйственной деятельностью, а также отечественной и мировой наукой. Как отмечалось выше, ввиду неинновационности российской экономики, системного внутреннего спроса на решение этой задачи в России нет. Также нет и системного спроса на таких специалистов вне страны. Весь существующий спрос на практически подготовленных специалистов на внутреннем и внешнем рынках носит фрагментарный характер и требует значительных усилий для корректной постановки задачи на подготовку тех или иных специалистов.
Исходя из этого первоочередная проблема состоит в корректной постановке задачи на подготовку заведомо востребованных на мировом и внутреннем рынке труда специалистов.
Вывод
Ближайшие годы российское образование ждут тяжелые времена. Тяжелые времена ждут и Россию.
Парадоксально, но именно сейчас есть шанс заложить основу подготовки специалистов для посткризисной России.
Будущее российского образования стоит на двух ногах. Одна нога – импорт западных образовательных технологий. Вторая нога – создание отечественных образовательных технологий.
Сложность этого проекта не в том, что для него нужны деньги. Хотя деньги нужны.
Сложность проекта даже не в том, что ему будут мешать. Хотя ему будут мешать.
Главная сложность в том, что реализовать этот проект может только лучшая в мире команда.
Изложенный текст – это не бизнес-план и даже не концепция бизнес-плана.
Это приглашение единомышленников.

Image: